среда, 27 октября 2010 г.

Стенограмма встречи жителей п.Мурыгино с Туруло 23.10.2010 у проходной Эликона

Приносим свои извинения за то, что поздно выкладываем стенограмму встречи
(группа стенографистов)

Туруло. ...сам факт участия населения поселка в сегодняшнем собрании свидетельствует о том, что проблемы есть, и это уже является достаточным основанием для того, чтобы встреча состоялась.
Во-вторых. Вы знаете, я с апреля месяца частенько здесь нахожусь (в основном по вторникам приезжаю сюда), и соответственно мы уже владеем той ситуацией, которая имеет место здесь быть. Когда мы анализировали состояние дел в поселке мы четко понимали, что полностью предопределяется жизнедеятельность поселка вот этим предприятием (ОАО «Эликон» – пояснение при расшифровке записи) . Будет жить предприятие – будет жить поселок.
В-третьих. Первые дни вступления в должность нового главы поселения мы столкнулись с определенными фактами:
Первый факт – в понедельник же у нас холодные батареи были.
Второй факт – рабочие вызваны на предприятие и приступили, якобы, к работе, но ничего не делают. В цехах холодно и электричество отключено. При этом 49 человек администрацией предприятия поданы на сокращение. Не 50, а 49, потому что 50 и более – это уже увольнение в крупных масштабах. Таким образом, я делаю следующий вывод, как депутат анализирую ситуацию, что сегодня создаются условия для того, чтобы людей потихоньку сокращать, а остальных – морить холодом, голодом, извините, для того, чтобы они сами уходили с завода, нарушали дисциплину, и, таким образом, появляется возможность расправляться с людьми.
Третий факт – прозвучали, по сведению комитета спасения, следующие слова со стороны собственника: «Я разморожу посёлок, и вы на коленях ко мне приползете и будете умолять, чтобы я вам дал тепло». Я посчитал бы, что подобные действия граничат с нарушением не только Конституции, но и с уголовной ответственностью, которые подходят под статью «Терроризм и экстремизм». Это то же самое, что делают сегодня боевики, взрывая метро и железнодорожные станции, потому что сегодня по сути дела объявлен террор населению поселка Мурыгино. И когда вчера и позавчера на меня давили, в том числе и глава района, чтобы я с вами не встречался, и прокурор полчаса говорил и убеждал, что не надо этой встречи, я открыто сказал и буду всем сегодня заявлять, что сегодня имеют полное основание называться наблюдающиеся признаки терроризма и экстремизма со стороны собственника по отношению к рабочим и жителям поселка.
Я могу ошибиться в этом плане, и поэтому я вам довожу вот эту информацию, для того, чтобы услышать от вас (обращается к жителям поселка), может действительно я не правильно понимаю и, таким образом, мы снимем эту позицию.
К сожалению, факты свидетельствуют об обратном. Они говорят о том, что на сегодняшний день, пока до конца не решены все вопросы с собственником. Прежде всего, имеет место ограничение доступа к котельной. Мы знаем, что собственник выиграл суд и введено внешнее наблюдение. В данном отношении, оно имеет полное законное право определять систему оздоровления предприятия. На наблюдение дается полгода, но за полгода мы можем не выжить. И все это будет по закону.
В январе месяце у нас возникают проблемы: необходимо будет продлевать договор на воду, водоотвод, химию воды и так далее и т.п. и это может сделать, в соответствии со сложившейся ситуацией, только собственник. Если он не заключит договора, то, по сути дела, все остановится. И он может говорить о следующем: «Я, в процедуре банкротства, у меня ни денег, и вообще ничего нет, извините, я ничего сделать не могу». Понимаете, куда мы клоним? И он не попадает под уголовную ответственность, потому что он находится в процедуре банкротства. Поэтому ситуация чрезвычайно неопределенная, и до тех пор пока мы ее не определим, мы находимся все время, ну, извините за сравнение, в концлагере. Настоящий концлагерь. Поэтому я хотел бы сегодня с вами посоветоваться, что дальше делать. А мои предложения очень простые.
Понятно, что глава поселения будет во всем виноват. Его обязанность на сегодняшний день – обеспечить жизнедеятельность поселка. И никто из вас не будет слушать, что виноват собственник, потому что вы пойдете в администрацию. Это правильно. Это в соответствии с законом. И отсюда значит, нам необходимо обеспечить какую-то единую деятельность администрации и поселка. Мое предложение такое: действует комитет спасения поселка из 5 человек. Он каждую неделю заседает, принимает решения (когда они принимали решение мобилизовать все силы на отзыв депутата Ефимова, тот сам снял с себя депутатские полномочия для того, чтобы не выносить эту инициативу людей на высший уровень). Сегодня комитет высказывает опасения в том, что останется поселок без куска хлеба, без тепла в зиму войдет. И поэтому его надо, этот комитет, на мой взгляд, усиливать. Доводить его, скажем, до 8-9 человек и объявлять его Советом при главе поселения. Совет, назовем, рабочих, специалистов и служащих поселка Мурыгино. И делать это в соответствии с законодательством. Я обращаю ваше внимание, потому что здесь есть и представители федеральной службы безопасности и милиции, и это правильно, чтобы не обвинили, что Туруло – экстремист. Это все по закону мы сделаем и сделаем, как орган территориального самоуправления, но называться он будет не ТОС, а Совет.
Таким образом, появляется не полулегальная структура «Комитет спасения», который мы создавали, чтобы осенью вы получили тепло. И вы его получили, потому что Губернатор принял соответствующие решения, и тепло вы получили раньше, чем город Киров в этом году. Сейчас ситуация разворачивается таким образом, что надо этот комитет делать легальным. Если будут желающие, то мы включим их сегодня в состав комитета. Если мы сегодня примем решение о наделении Комитета статусом Совета при главе, то мы сделаем обращение от имени нашего мероприятия, и я, по вашему поручению, напишу соответствующее письмо на главу поселения с просьбой о том, чтобы он издал распоряжение и оформил Совет, как орган самоуправления поселения.
Еще я предлагаю, для того чтобы жизнеобеспечение поселка носило более системный характер, реанимировать деятельность совета хозяйственных руководителей при главе поселения. Кто может сегодня принять оперативные меры в рамках жизнедеятельности тех, кто сегодня здесь работает? Даже если не будет работать данное предприятие, зимой могут помочь нам только предприятия, которые сегодня есть, в том числе школа, больница, малый бизнес и т.д. и т.п. Понимаете почему я это говорю? У них определенные ресурсы есть, и поэтому мы можем их мобилизовать, и в общем обеспечивать жизнеспособность поселка. Поэтому я предлагаю сегодняшним нашим сходом-собранием (встречей с депутатом) обратиться к главе, чтобы этот орган начал активную работу.
Для того, чтобы бытовые проблемы у нас выходили не на уровень индивидуального характера… Ведь проблема она такова: что у кого-то крыша сломалась, у кого-то еще что-то случилось, и каждый человек вынужден ходить по инстанциям. «Денег нет» – все говорят. И всё: проблемы не решаются. Поэтому для того чтобы эти бытовые вещи становились регулируемыми, мы предлагаем подготовить и провести сход в ДК, и в рамках этого схода избрать Общественный совет поселения, для того, чтобы все эти бытовые вопросы можно было вскрывать. Когда я эту политику и идеологию докладывал главе района, ему не понравилось, он говорит: «Зачем? Люди бестолковые. Им все равно ничего не надо и т.д.». На что я сказал: «Глупость это все, не вы должны быть Богом для людей, а люди сами разберутся, кого сделать своим «Богом». Если «Бог» им не подходит, они его заменят». Но для этого необходимо людям право слова дать, и они сами разберутся, что надо делать и что не делать. Это мое убеждение. Мне сказали: «Валерий Николаевич, у Вас ничего не получится». Я говорю: «Ну хорошо, проверим». И сам факт вашего присутствия на этом мероприятии меня убеждает, что правильно то, что мы сейчас пытаемся сделать. Хотя бы мы будем знать, в каком состоянии мы находимся, и что происходит.
Не скрою — моя надежда это на средний возраст и молодёжь — конечно без стариков нам не обойтись, т.к. особенности поселка Мурыгино заключаются в том, что семейный уклад имеет место быть, и старики во многом предопределяют саму идеологию жизни семей. Если мы сможем предлагаемую структуру выстроить, я думаю, что у нас многое будет получаться. Я убежден, что та модель, которая диктуется Президентом, начнет работать. Эта модель называется «либеральная модель самоуправления территорий». Мы не идем против закона, мы говорим то, что говорит нам Президент. Мы только пытаемся сделать, но если мы это будем делать, то дальше будет работать на нас Конституция, аналитически обобщенный заявительный порядок наших проблем, а значит, будут осуществляться соответствующие действия областным и федеральным руководством.
Еще что я бы предложил, и советуюсь об этом с вами: обратиться в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело против собственника, который осуществляет, по всем признакам, террористическую и экстремистскую деятельность по отношению к работникам предприятия и жителям поселка. Вот от нашего сегодня схода с таким требованием обратиться. Я его оформлю депутатским запросом, и буду инициировать возбуждение уголовного дела. Если собственник докажет, что этого нет (свидетельствовать об этом он может только жизнедеятельностью поселения, нормальным теплом, теплом в цехах, электричеством и т.д. и т.п) тогда мы можем согласиться, что мы, наверное, ошиблись, но пока все признаки терроризма имеют место быть. Поэтому я бы назвал эту ситуацию «высказывание недоверия собственнику и требование возбуждения уголовного дела». Это четвертая позиция или четвертое решение, которое я предлагаю сегодня принять.
Можно по-всякому отнестись к тому, что я вам сейчас сказал, как депутат, но было бы, наверное, абсолютно неправильным, если бы депутат, понимая ситуацию, не принимал вместе с вами соответствующие меры. Я считаю своим долгом сегодня именно это сделать. Насколько это будет эффективно, жизнь покажет, но то, что мы сегодня предупреждаем значительно более худшие последствия, в этом я точно убежден. Мы даем возможность собственнику сказать: «Вы, Валерий Николаевич, и все здесь собравшиеся, не правы. Я именно тот Ефимов, который был с вами, праздники с вами проводил, который премии давал, я тот же самый Ефимов». Посмотрим! Но пока, к сожалению, все наоборот. Критерием истины является не слово, критерием истины является практика. И мы на своей шкуре эту практику ощущаем.
Я не знаю, может быть еще какие-то предложения будут, но если у вас есть, что высказать, пожалуйста, высказывайте. Я вот вам предложения свои сформулировал.
Еще добавлю: почему не в поселке мы собрались, а именно здесь (у ворот предприятия – пояснение). Для того, чтобы мы не где-то в кулуарах говорили, а мы говорили там, где находится собственник, т.е. открыто, честно высказывали свою позицию, нравится она или не нравится кому-то. Но это честно, в конечном счете. Понятно, да? Поэтому не будет сегодня иметь возможности спекуляция в том, что кто-то кого-то баламутит, народ поднимает. Не надо, мы знаем, что мы делаем. Когда в Стрижах возникла аналогичная ситуация, и люди пошли на перекрытие Транссиба, я сказал: «А кто вас ведет?» Они мне сказали: «Мы не знаем». И я их остановил, хотя как коммунист, я должен был бы возглавить их и перекрыть дорогу. Но я сказал: «Это провокация, товарищи! Вас ведут для того, чтобы вычленить среди вас активных и возбудить уголовное дело, потому что это статья — тот же самый терроризм». А там статья достаточно серьезная. Вынуждена была администрация области признать, что это был конструктивный шаг и дальше принимать меры.
К слову сказать, мы боимся того, что повторится ситуация прошлого года, когда практически, более 40 млн. руб., выделенных на отопление поселка, неизвестно куда делись. Мы боимся, что в этом году повторится та же ситуация, потому, и вы это знаете, что к собственнику предъявляли соответствующие претензии, обвиняли его в том, что он, якобы, взял эти деньги и просто умыкнул. Но я не знаю, правда это или нет, я не суд. Но факт заключается в том, что мы потеряли 72 млн. за отопительный сезон, кроме того, что население еще заплатило. Понимаете? В этом году 25 млн. руб. дотационная составляющая, уже областью выделена на отопление, но область боится завозить сюда большой запас мазута, потому что возможно повторение прошлого года. Вот стоят ребята (обращается к охране предприятия – пояснение). Их обвинять не надо, они тоже работают. Мы боимся того, что они просто перекроют дорогу в любой момент, тому же начальнику котельной, как это было в понедельник, и все будет опять как в прошлом году. Вот этого мы боимся, и это мы открыто сегодня говорим. И не дай Бог, это будет. Вот тогда, я думаю, я вместе с вами пойду и буду требовать установления здесь дополнительной охраны от поселка на основе решения общественных советов, для того чтобы была обеспечена проходимость к обеспечению тепла, хотя это территория собственника.
Я сказал: «Что вы здесь поставили такое (имеется ввиду ограждение перед входом на территорию предприятия, установленное специально перед встречей – пояснение)? Я не могу здесь встречу проводить». Мне вначале сказали, что это территория частной собственности. А как тогда содействие в проведении встреч с избирателями? Закон о статусе депутата говорит, что любой человек или руководитель (неважно собственник или не собственник) должен содействовать встрече, а не препятствовать. А нам, видите, забор поставили, но потом, вроде бы, разумно и рационально отнеслись, и сказали: «Да, Валерий Николаевич, проводите, все нормально».
Для того чтобы не нагнетать обстановку надо провести встречу в рациональном русле. Было бы здорово если бы представитель фабрики сейчас выступил и сказал: «Валерий Николаевич, мы вот здесь гарантируем перед населением вот это, вот это и вот это…» И мы протокольно все это оформим. Вот видите моих помощников? Они записывают. Мы стенограмму этого мероприятия сделаем и подготовим соответствующую газету. Вот здесь есть журналисты. Всё будет написано, всё слово в слово будет переведено и доведено до людей. В Интернете разместим сегодняшнюю встречу, вся страна будет знать то, что сегодня вы видите. Я не спекулирую ситуацией, я не требую себе никаких политических дивидендов. Я говорю только об одном — давайте будем гарантировать нормальную жизнедеятельность людей, давайте всё будем делать для того, чтобы завод начал работать! Но, к сожалению, видите, всё идет не так, как нам хотелось бы. Кто-то хотел задать вопрос? Пожалуйста.
Вопрос из народа. Вы сказали, что подадите на Ефимова в суд. Но он же откупится!
Туруло. Мне, честно говоря, не интересно откупится он или нет. Это его проблема. Мне будет важно, что если будет возбуждено дело, то у нас хоть какая-то власть есть. Вот если не будет возбуждено дело, тогда мы будем ставить под сомнение вообще систему нашей власти. Если он откупится, то там новый может появиться процесс.
Я вам приведу пример по Стрижам. Было введено внешнее наблюдение на заводе «Силикат». Там менеджмент начал использовать эту ситуацию вместе с арбитражным управляющим, для того чтобы «снять бабки». Исчезло около 20 млн. за полгода, при том что за 12 месяцев была задолженность по зарплате рабочим. Мы добились того, что состоялся судебный процесс, был заменен арбитражный управляющий, и новый арбитражный управляющий подал в суд на предыдущего арбитражного управляющего и на менеджмент. Значит, в принципе, если мы с вами будем чего-то делать, мы сможем чего-то добиться. А если будем думать: «А он все равно откупится», то что я вам скажу, значит так нам и надо, значит мы так и хотим. Вот и все, больше я ничего вам не скажу. Есть еще вопросы? Есть руководство? Мы готовы дать микрофон. Есть? Пожалуйста.
Вилкова Екатерина Владимировна. Я так думаю, что Валерий Николаевич немного усугубил ситуацию...
Туруло. Сгустил.
Вилкова. Да, так правильней. Конечно, террора здесь никакого не будет. У нас заключается сейчас договор с «Облкоммунсервисом», который будет заниматься отоплением посёлка. Буквально день-два и договор будет заключен. Они обещали бесперебойную поставку мазута для отопления поселка и, в принципе, это все идет на уровне Правительства области и руководства Эликона. Проблем с отоплением поселка просто не будет.
Вопрос из народа. А на счет работы предприятия?
Вилкова. Я сейчас скажу. (Возгласы)
Туруло. Тихо, тихо... Вот сила наша будет знаете когда? Когда мы не на эмоциях будем работать. Я вам предложил схему — и это не эмоции, сейчас мы послушаем тоже не эмоции.
Вилкова. Меня зовут Екатерина Владимировна. Я представляю руководство. Сейчас такая ситуация в стране, Валерий Николаевич подтвердит, что такая же ситуация была и есть в Стрижах, на Молоте в Вятских полянах, Кирово-Чепецком химкомбинате...
Туруло. В Песковке вообще прекратило существование предприятие.
Вилкова. ...Такая ситуация она практически по всей стране. Здесь можно понять не только нас, но многих жителей нашей области и других областей. Такая же ситуация была на стрижевском комбинате, на силикатчике, но я насколько знаю, комитет... конечно планы были хорошие..., где сейчас силикатчик, просто не понятно.
Туруло. Силикат, а не силикатчик.
Вилкова. Силикат сейчас просто не существует.
Туруло. Правильно, потому что под суд отдали собственников и менеджмент. Они своровали федеральные 100 миллионов.
Вилкова. А есть доказательства?
Туруло. Да, возбуждено уголовное дело и сегодня там два новых собственника, которые запустили производство.
Вопрос из народа. Будет ли работать завод?
Вилкова. Я очень верю и надеюсь, что предприятие будет работать. (Возгласы) Понимаете, я второй раз уже на этой должности нахожусь. Я почему второй раз вернулась? У меня есть надежда и вера в то, что предприятие будет работать, и, поверьте мне, не только я, но и все работники, все жители поселка только на это и надеются. Сейчас ситуация в стране такая, что просто сейчас нет заказов на продукцию. (Возгласы несогласия)
Туруло. Найдем заказы!
Вилкова. Заказы есть, но они минимальные. Сейчас сами знаете, что предприятие работает от заказов буквально 10 дней в месяц. Конечно в докризисное время (в 2006-2007 году), помните еще, ездили на хороших машинах, у нас строились дороги, ремонтировались школы. Все вы прекрасно помните это, да? Были стабильные зарплаты. Сейчас у нас, даже сегодня, работая на 2\3, у нас просто нет задержки по заработной плате. У нас эти же собственники выплачивают... (Возгласы) Мы все привыкли получать стабильную зарплату... (Возгласы) Я что хочу сказать... Мы привыкли кому-то доверять, но давайте мы немножко подождем. Я думаю, что предприятие заработает. Я в этом просто уверена.
Вопрос из народа. И на работу будем ходить?
Вилкова. Конечно, будем работать.
Вопрос из народа. В контору будем ходить греться? В цехах холодно.
Вилкова. В понедельник-вторник у нас будет заключен договор на отопление поселка. Будет у нас отапливаться и предприятие. Нам тоже неинтересно, чтобы у нас оборудование было разморожено...
Вопрос из народа. Третий и четвертый цех большие. Там батареи просто не греют...
Вилкова. Все будет хорошо, я в этом просто уверена.
Туруло. Давайте так, я думаю, что объяснения мне понятны. Записывали, да?
Помощник депутата Туруло. Да!
Туруло. Уважаемые товарищи, я пообещал вам, что вся стенограмма сегодняшнего мероприятия появится в сети Интернет. Вот эти все слова, которые от администрации звучали, всё это будет один к одному. Понятно, да? Поэтому для нас это тоже очень важно, это именно то, чего мы и хотели, пусть администрация тоже ответит.
Я могу только что сказать, я не хочу на эмоции переводить и я благодарен, в какой-то степени, администрации, что она дала определенные обещания. Дай то бог, чтобы так было. Мы слышали эти обещания и в прошлом году, более того, Никита Юрьевич этим обещаниям поверил, и мы потеряли 72 млн. Поэтому, как говорят: «Доверяй, но проверяй!». Поэтому, я думаю, что ту логику, которую я предложил, она не противоречит нормальной работе предприятия, и мы готовы подключить весь общественный потенциал на оказание помощи фабрике. И если необходимо искать маркетинговые схемы, увеличение сбыта — готовы подключиться. Я обращусь ко всей стране, ко всем моим товарищам, нужны эти ваши продукты или нет регионам, и мы поработаем в этом отношении — это уже другой вопрос, это другая схема. Это не означает, что пришел ко мне кто-то и говорит: «Продайте!». Мы готовы делать так: формировать стратегию развития всей территории поселка, чтобы мы на 5 лет вперед знали, кому это понадобится. Вот я так хочу выстроить схему, и я предложил вашему главе поселения провести соответствующие мероприятия пока по стратегированию ситуации с точки зрения развития поселка, как единого целого, вместе с предприятием.
Вот это будет тема! Вот тогда под эту тему и Потапенко будет работать — весь Юрьянский район, и область! Потому что другого пути не будет. Сегодня, мы говорим, хотели ЦБК построить, 1000 га земли под это выделяли – сказки знаете какие замечательные! Но они могут превратиться в быль, когда мы стратегируем жизнедеятельность поселка, когда мы выстроим единую стратегию, к нам придут инвесторы, кто угодно придет, если будут знать, куда они идут. Сегодня просто мы находимся в спячке, знаете, как фотография какая-то, и никак мы не можем ее сдвинуть в какую-то динамику и при этом ясно точно: когда жизнь останавливается, она называется «смерть». Правильно или нет? Вот мы сегодня находимся в состоянии смерти.
Я обращался с этой инициативой к главе Юрьянского района, а он сказал, что у нас с вами не получится. Вообще я предложил Белых объявить Мурыгино пилотным проектом по стратегическому развитию территории. Пилотный проект. Приложить сюда по необходимости деньги. 4,5 миллиарда сейчас в Вятских полянах вкладывают! 4,5 млрд! Я попросил у главы посмотреть сколько же денег вы имеете на год, ну чего там говорить-то... Завод не платит аренду. По объективным причинам не может, а это треть бюджета поселка- аренда земли. Заработная плата не платится, следовательно НДФЛ нет, значит часть отчисления не поступает. Налог на имущество, сколько там, Алексей Владимирович, 63 тысячи? 63 тыс. за год налог на имущество! Ну что там говорить? Это годовой налог! Ну и как мы будем жить? А одного света сжигаете на сколько? На 1,5 млн.? Поселок сжигает только света на общественные нужды на 1,5 млн., и при этом еще ходим в темноте!
Поэтому здесь проблему надо изнутри решать. Мы приглашаем на консультации администрацию завода, чтобы вместе формировать эту стратегию. Я готов выступить консультантом, я веду несколько процессов, давайте будем тогда конструктивно работать. Я готов к этому.
Тогда приступаем к некой уже заключительной части. Первый момент: у нас 5 человек членов комитета спасения. Я предложил идею о том, чтобы вот этот комитет преобразовать в Совет. Вы не возражаете, чтобы дать ему депутацию быть Советом? Не возражаете? Ставлю на голосование. Кто за то, чтобы Комитет преобразовать в Совет при главе. Прошу проголосовать. Кто за? Прошу опустить руки. Кто против? Воздержался? Принимается.
Вот мы сейчас с вами демонстрируем самоуправление в поселке, таким образом, мы устанавливаем с вами нормальную власть, чтобы и дума работала, и глава работал в рамках того, что хотят жители. Понятно, да?
Для активизации работы есть необходимость увеличить его численность, и я бы, если вы сегодня готовы, предложил бы выдвинуть несколько человек в усиление этого Совета. Есть какие-нибудь предложения выдвинуть чьи-то кандидатуры? Кому доверяете, считаете, что он будет защищать интересы и предприятия, и поселка? Кто желает?
Из народа. Россохина!
Туруло. Он уже член Совета. Там есть и молодежь. Я бы не хотел называть сейчас их, пока. Мы боимся администрации предприятия. Обратите внимание на то, что сегодня происходило: сегодня служба безопасности предприятия всех зафотографировала. Я думаю, это отдельная тема для разговора в администрации будет, к сожалению. А если не будет, то это будет замечательно.
Вилкова. Мы проанализируем.
Туруло. В этом отношении понятно. Проанализируете и уголовное дело против меня возбудите. Я проходил это в Кирово-Чепецке на химкомбинате, когда после вот такого мероприятия три суда по мне состоялось. Но я думаю, этого не будет. Мы договорились сегодня на конструктивный разговор. Да? (Вилкова неразборчиво говорит). Пока я имею на это право, после того заявления, которое я услышал о том, что вы на карачках приползете и будете просить тепло. Если действительно это правда, вот пусть Ефимов выступит и опровергнет и скажет, что никогда он таких слов не говорил, вот пусть он выступит и скажет об этом прилюдно. К сожалению, люди довели эту информацию, и мы знаем как здесь решался ряд вопросов… Ну это тоже потом, я не хочу просто возмущать людей и возбуждать их внимание.
Так, нет больше предложений? Пока 5 человек остается? Хорошо.
По реанимации Совета руководителей поддерживается идея? Кто за данное предложение, прошу проголосовать. Прошу опустить руки. Кто против? Воздержался? Принимается. Поэтому Вы (к Вилковой) уже приглашаетесь в Совет руководителей, как представитель администрации.
Вилкова. Без меня меня женили!
Туруло. Почему? Это ваше право, придти или нет, я сказал, что Вы приглашаетесь. Можете не участвовать, пожалуйста, это Ваше право, но мы Вас приглашаем.
Третий момент. Когда можно провести собрание поселка по выборам в Общественный совет поселения? Когда вы считаете необходимым? И чтобы сделать уже срез промежуточный, может быть в первой декаде декабря, в Доме культуры? У нас как раз получится месяц. Больше месяца. Мы посмотрим исполнение обещаний и изберем Совет. Давайте тогда, где-то в пределах 10 декабря, встретимся в ДК. Принимается?
Из народа. Не пустят...
Туруло. Дорогие друзья, напишу опять заявку на имя главы поселка о том, что проводится встреча с избирателями, и обязаны, по закону, обеспечить нам помещение ДК. Понятно? Поэтому обеспечат, не волнуйтесь. И мы вытащим туда и Потапенко, наконец-то. (Возгласы.) Хорошо, понятно. Что еще у нас?
Я предлагаю принять сегодня решение все же подать заявление, после вот этих всех мероприятий, которые мы имели после выигрыша суда собственником на возбуждение уголовного дела против собственника в прокуратуру, обвиняя его в элементах терроризма и экстремизма. Принимается это или нет? Кто за данное предложение прошу проголосовать. Прошу опустить руки. Кто против? Кто воздержался? Принимается. Такие документы будут оформлены, прокурору переданы. Я считаю, что мы можем в протоколе записать это как недоверие собственнику. Правильно я понимаю?
Народ. Да, правильно!
Туруло. Так, что я упустил сегодня из предложений? Все вроде. Вопросы ко мне есть? Я как и планировал, только на 2 минуты больше у нас ушло времени, но сегодняшнюю цель мы достигли. В крайнем случае, несмотря на неудобное место проведения, люди пришли и таким образом продемонстрировали свои права и свое возмущение. И самое главное, у нас сегодня знаете что получилось, мы не перевели эту встречу на эмоции, вот это самое главное! Спасибо большое, до встречи в декабре, но я каждую неделю здесь, обычно по вторникам.